Василий Ирзабеков: Пока в России не будет восстановлен статус мужчины и отца, ничего не изменится

10 октября 2019, 9:30

Вторая часть интервью с православным публицистом, общественным деятелем, писателем, директором Православного Центра во имя святителя Луки (Войно-Ясенецкого) Василием Ирзабековым. Первую часть можно прочитать по ссылке — Василий Ирзабеков: На Украине идет война против Христа

ИА «Новороссия»: В своих выступлениях Вы часто касаетесь темы нецензурной лексики, сквернословия. Насколько эта проблема влияет на нас сегодня, на перспективу возрождения России?

В.И.: Никакого возрождения России не будет, категорически заявляю, если мы не покончим со сквернословием. Сейчас отвечу сжато, потому что это тема целого цикла. Матерная ругань – это хула на приснодевство Пресвятой Богородицы. Такая языческая хула. Поэтому ужасное словосочетание «русский мат», оно в ходу, но оно не имеет право на существование, потому что никакого «русского мата» нет в природе. Есть матерная ругань, но она не русская и, более того, ни при каких обстоятельствах не может быть русской. Потому что русский – это значит православный. А православный человек не может произносить эти страшные слова. Разве православный может хулить Богородицу?

Я вам больше скажу. Приближается праздник Покрова Пресвятой Богородицы. Когда-то подсчитали, что на Руси больше всего покровских храмов. Представляете, какая жажда у русского человека иметь над собой, ощущать Покров Пресвятой Богородицы. Это как получается – она нас покрывает своим святым Омофором, а мы под этим омофором произносим эти страшные слова? Это же жутко! Поэтому о каком благоденствии, о каком рассвете может идти речь?

Я выступаю для различных аудиторий, причем милостию Божиею у меня нет различий ни в национальном плане, ни в религиозном – я часто перед мусульманами выступаю. У меня нет и возрастных ограничений. Вот недавно в городе Омске я выступил перед второклассниками школы, а после встречи с ними поехал в колонию особого режима. Для меня самое главное одно – чтобы люди говорили по-русски. Просто с разными категориями людей в зависимости от их возраста, положения, рода занятий, я по-разному говорю. Мой авторский цикл называется «Русский язык как Евангелие». Там 51 тема, некоторые их них – это отдельные циклы. Так вот куда бы меня не приглашали, меня всюду просят поговорить о сквернословии и матерной ругани. Это может быть высшее учебное заведение, это может быть школа – меня несколько лет упорно приглашали к первоклассникам. Представляете какой кошмар?

То есть я понимаю, что за последние десятилетия мы превратились в страну сквернословящих людей. И это не печально, это трагично. Вот ответ на ваш вопрос. Либо мы это преодолеем, либо нам не видеть ни возрождения, ни рассвета. Я говорю это со всей определенностью, потому что Бог наш с этого начинает Евангелие – «Слово». Господь нам говорит со страниц Евангелия: «Либо от слов своих оправдаетесь, либо от слов своих осудитесь». А как мы будем оправдываться? За то, что оскорбляли Его Пречистую Мать, которая наша заступница, Честнейшую Херувим и славнейшую без сравнения Серафим.

Я удивляюсь другому. Когда я узнал до конца, что есть матерная ругань вообще, ее корни, я понял, как же нас Богородица любит. Мы не способны даже представить меру этой любви. Из века в век, часто, увы, природные русские люди Ее хулят, Ее небесную чистоту, глумятся над ней, а она продолжает покрывать нас Своим омофором. Наверное, ради тех немногих, о которых тоже сказано в Священном писании. Печальная тема.

ИА «Новороссия»: Где та грань, которая разделяет самовыражения художника и нормы духовности?

В.И.: Никакой грани нет, и быть не может! Все можно выразить по-человечески и без сквернословия. И в Евангелие Господь предупреждает нас. Он говорит, что если кто брату своему скажет «рака» — пустой человек, дурак по-нашему, подлежит суду Синедриона. Это если перевести на наши реалии, то это Верховный суд. А если кто скажет брату, что он безумный человек, он подлежит геенне огненной. То есть тот, кто оскорбит образ Божий в человеке – это оскорбление самого Бога. Господь вообще говорит в Евангелие, что за каждое праздное слово человек даст ответ на Страшном Суде. То есть просто болтовня, чем мы, за редким исключением, занимаемся с утра и до поздней ночи. Представляете, за каждое праздное слово надо будет давать ответ. А уж художникам надо будет давать ответ втройне, потому что они через это влияют на людей. Это все пустые, демагогические разговоры. Этим чаще всего прикрывается бездарность.

ИА «Новороссия»: Нужна ли сегодня цензура в культуре, в информационном пространстве нашем?

В.И.: Всегда нужна! Понимаете, цензура не помешала Гоголю стать Гоголем, Достоевскому стать Достоевским, Пушкину стать Пушкиным. Этот ряд можно продолжать до бесконечности. Я помню, как в позднее советское время очень ныли писатели и поэты, что вот цензура, кабы не цензура… Отменили цензуру – ну и что? Вы часто встречаете произведения великие как вот в советское время издавали, скажем, в том же журнале «Новый мир» или «Дружба народов», которые нам на одну-две ночи передавали, и мы с жадностью перечитывали. Где? Об этом и сказано в Евангелие – это широкие врата и узкие врата.

Конечно, цензура нужна. Чтобы отгородить людей от грязи, в том числе грязи лексической. Вот еще вдогонку к пассажу о сквернословии. В науке сквернословие именуется «инфернальной лексикой». То есть это призывание ада, на самом деле. Это к слову об этих «художниках». Я всегда это называю лексический рак. Это лексический рак, которым болеет у нас общество. Увы, приходится это признать. Но в этом повинны и так называемые деятели культуры. И мне не всегда понятны действия наших российских властей. Я в свое время с изумлением, таким скорбным изумлением выяснил для себя, что оказывается вот этот сквернословящий Шнур, так называемый певец, он входит в общественный совет по культуре при Государственной Думе. А кто формирует этот совет? Мне очень интересно. Кто так успешно его продвигает? Он опять в составе очередного жюри на Первом канале… То есть народу хотят внушить, что это норма. Но тогда, простите, те, кто это делает, они в первых рядах расчищают дорогу антихристу, это слуги антихриста.

ИА «Новороссия»: Недавно глава патриаршей комиссии по делам семьи протоиерей Димитрий Смирнов заявил, что считает современных российских мужчин слабыми по причине «женского воспитания», назвав этот факт «национальной трагедией».

В.И.: Согласен на все сто. Давно знаю и глубоко почитаю отца Димитрия за его мудрость, за его честность. Конечно, это правда. У вашего покорного слуги есть такая большая статья «Мужское начало». В свое время она была опубликована в журнале «Переправа», где я тогда трудился литературным редактором. Меня удивило, что практически все епархии нашей церкви у себя ее опубликовали на официальных сайтах. Потому что она об этой нашей боли.

Действительно, от того, что неполные семьи, у нас чаще всего мальчиков воспитывают женщины – беда какая. А потом он приходит в школу, где почти все учителя женщины. Я учился в советское время в южном городе Баку, и у меня половина учителей были мужчины. Преподавал литературу мужчина, завучем школы был мужчина, и директором школы был мужчина. Это была такая для мальчиков терапия – мужчин воспитывали мужчин. Они могли с нами жестко и сурово поговорить, для нас это было полезно и целительно. А сегодня избалованные мальчики, да еще и всячески стремящиеся откосить от армии. А такое угрожающе большое число нетрадиционной ориентации? Так что в этом вопросе я целиком и полностью солидаризируюсь с отцом Димитрием. Конечно, это беда.

И это тоже корнями уходит в нашу библейскую историю. В раю что произошло? Это ж не сказки. Рай был. Генетически давно доказано, что человечество идет от одного отца и одной матери. Это же факт научный. Сегодня атеизм – это просто невежество откровенное. Так что произошло в раю? Адам и его жена – это была первая семья, и когда женщина взяла на себя эту функцию управления… Как пишет святитель Иоанн Златоуст, главная ошибка Евы была в том, что она начала говорить с тем, кто ей не был предназначен, взяла на себя эту главенствующую роль. Для человечества это окончилось величайшей катастрофой. Поэтому если мы из этого не сделаем урок себе, мы ничему не научимся. Мужчина тогда поступил, к слову, тоже не лучшим образом. Адам, наш праотец. Бог же не оставил людей. Он ходил рядом. И когда Он спросил: «Адам, где ты?». Можно было все исправить, просто покаяться. Сказать одно слово покаянное. Но вместо этого мужчина умудряется в одну фразу вместить предательство жены – она ведь по своей немощи это совершила. Он и ее предает, и Бога упрекает. «Та, которую Ты мне дал, это она вкусила». Та, которую Ты дал, кабы я сам выбрал, то другое дело…  Вот с этого момента и первое предательство. Такой глубокий вопрос. И мы сегодня имеем то, что мы имеем. Пока мужчина не займет достойное место, будет все это продолжаться. Мужчина – это же звание. Для меня все через русский язык открывается. У нас два слова святых – Отечество и Отчизна. Корень то – отец! Поэтому пока статус мужчины, статус отца не будет восстановлен, ничего не изменится. А кто его должен восстанавливать? Мы сами, мужчины, и должны. Нужно просто каждый день доказывать, что ты мужчина, и имеешь право так называться. Это узкие врата.

 ИА «Новороссия»: А какие меры нужно сегодня предпринять, чтобы как-то эту проблему попытаться решить – отсутствие мужского воспитания?

В.И.: Мужчина должен задуматься, изменить свою жизнь, прийти ко Христу. В этом, мне кажется, главное. И женщина должна задуматься о себе. У нас понимаете, что произошло? Женщина в течение многих веков была экономически привязана к мужу. Она была, как сегодня говорят, не социальна. Это имело и свои негативные моменты, как и все на свете, если кто изучал диалектику, он должен помнить об этом. Но вместе с тем были и положительное, потому что это приучало ее к смирению. А сегодня женщины стали зарабатывать как мужчины, а то и больше. И они считают, что на этом основании они могут быть главными. Ничего подобного! Есть природа, которую нельзя ломать, она потом грубо мстит. У Расула Гамзатова я встретил эту поговорку, и она очень мне понравилась: «Если выстрелить в прошлое из пистолета, оно ответит тебе из пушки». Вот что собственно мы и получаем. Мы на самом деле пожинаем то, что посеяли большевики. Вот этим так называемым равноправием. Никакого равноправия нет, и быть не может. Мы равны только в одном – мы приходим к избирательной урне и имеем право голосовать. Во всем другом мы различны. И не потому что кто-то выше, а кто-то ниже, кто-то хуже. Нет, ничего подобного. Служение женщины также ответственно и велико, когда она на своем месте. Каждый должен быть на своем месте. Мужчина – быт мужчиной и не забывать, что он мужчина, а женщина не забывать, что она женщина. И чаще заглядывать в Священное Писание, где все про это сказано.

ИА «Новороссия»: В своем недавнем выступлении в Ростове-на-Дону Вы коснулись темы изменения риторики власти в критический для страны момент, вспомнив обращение Иосифа Сталина к народу в начале Великой Отечественной войны, в котором впервые после революции 1917 года прозвучало «Братья и сестры». Что должно случиться, чтобы сегодняшняя элита обратилась к нам не «дорогие россияне» или «жители отдельных районов Донецкой и Луганской областей», а братья и сестры?

В.И.: Я могу ответить на этот вопрос только риторически – неужели должна случиться великая беда?..

Беседовал Тихон Гончаров.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Top