Flag Counter

Грань очевидного. Авторская программа Юрия Селиванова. Выпуск №73

Бесславные ублюдки Америки

Русский человек, даже если его назвать «украинцем», никогда не будет воевать за интересы Запада с таким же желанием и самоотверженностью, с какими он может сражаться только за Россию. Именно это мы сейчас наблюдаем на так называемой Украинской войне.

В последнее время хронически болеющая за судьбы так называемой «украинской демократии» американская пресса стала особенно громко ныть на тему «тяжелого морального состояния», в коем находится «украинская армия». Которая, дескать, уже давно победила бы всех «путинских орков», вот только ужасная русская артиллерия головы поднять не дает. Не то, что сходить в атаку и вернуться живым.

Вот что пишет «The Washington Post»:

«Достигнув своего 100-го дня, война между Россией и Украиной сейчас находится на деморализующей стадии для многих украинских солдат. В окопах этого угледобывающего региона они содрогаются от жестоких российских артиллерийских натисков, которые напоминают о беспорядочной дикости Первой мировой войны. Они надеются на победу, несмотря на мрачную реальность растущей стоимости их борьбы, и успешно держат линию во многих местах, чтобы сделать российскую борьбу болезненной.

«Российская артиллерия стреляет с утра до вечера», – сказал 43-летний Владимир Погорилый, командир разведки батальона «Днепр-1», который занимает несколько ключевых позиций в регионе. «Если наша сторона выпускает один снаряд в ту сторону, мы получаем 10 или 15 обратно». «Нам нужна помощь», – сказал Погорилый. «Если бы это были пехотинцы против пехотинцев, мы могли бы что-то с этим сделать. Но они находятся в 10 километрах, просто бросая в нас бомбы».


В принципе, об этом американском всхлипе уже все написали. И, казалось бы, добавить нечего, а повторяться незачем. Следует, однако, учесть, что американская пресса отрабатывает свою специфическую задачу – выбивает новые партии оружия для «украинских хероев», а на все остальное, что за этими рамками, ей, по сути, наплевать.

Вот этим остальным, в чём как раз и «порылась собака», по меткому выражению одного лауреата всевозможных западных премий и знаменитого пиццайоло, мы сейчас и займемся. Дело в том, что в этой ситуации есть один момент, на который кратковременно командированные на украинский фронт заокеанские журналисты то ли не обратили, то ли не захотели обратить никакого внимания.

И связан этот момент с географией. А точнее с тем местом боевых действий, в котором они оказались. А именно в открытой всем ветрам и снарядам степной местности под городком Красный Лиман. И вот тут-то украинские военные как раз и стали испытывать те инфернальные ощущения, которые так впечатлили американских наблюдателей.

«Изюминка» данной ситуации заключается в том, что война идет уже четвертый месяц и ровно столько же Киев клянчит у Запада всевозможное оружие. Но все это время до таких громких окопных стенаний в западной прессе про «бедных украинских солдатиков» как-то не доходило. Отчего так? Просто при таком слезоточивом подходе проще выбивать для них оружие? И больше ничего?

Думаю, что это не совсем так. А точнее совсем не так. И тяжкие переживания украинских военных отнюдь не только гарнир к основному пропагандистскому блюду «Дайте оружие!», но и сущая правда.

Дело в том, что до недавних пор, при всех тяготах и лишениях военного времени, так называемые «ВСУ» чувствовали себя в большинстве случаев вполне комфортно. Потому что сидели в основном в крупных городах, которые русские не брали штурмом, как Мариуполь, или пряталась в бункерах заранее закопанных в землю укрепрайонов. Однако, в результате бурного и подчас хаотического драпа последних недель эта «армия», во всяком случае, та её часть, с которой познакомились инокорреспонденты, выползла из городов на, так сказать, «оперативный простор». То есть на открытую местность, где прятаться от противника стало гораздо трудней.

И вот именно и только тогда начался для неё весь этот артиллерийский кошмар. Из чего делаем логически обоснованный вывод. Раньше с такой ситуацией эти войска если даже и сталкивались, то в гораздо меньшей степени. Ибо до недавнего времени ВСУ благополучно отсиживались за спинами местного гражданского населения. А российская армия в свою очередь по городам практически не стреляет в целях сбережения жизни тех самых мирных граждан Украины. Памятуя, что это не только часть нашего собственного народа, но и, что немаловажно, масса близких родственников самих русских солдат. У нас ведь с Украиной миллионы родственных связей!

Но с комфортным сидением в городах под защитой мамок и детишек некоторой части укровойска пришлось, не по доброй воле, расстаться. И вот, как сказал поэт, «нашли большое поле, есть разгуляться где на воле». Однако разгуляться как раз не получилось из-за все той же русской артиллерии, которая на их беду таки да оказалась богом войны.

А «украинская армия», лишенная возможности прятаться в городской застройке, оказалась, в сущности, чем-то вроде голого короля. Во всяком случае, не очень похожей на настоящую армию. Ибо куча зарывшихся в неглубоких норах мужичков, спасающихся там от русских снарядов, это просто перепуганная толпа, а не реальная сила, способная воевать.

Моментально выяснилось, что главным и, по сути, единственным «козырем» этой специфической армии были именно «живые щиты» из населения занимаемых ею городов. Притом, что во всех остальных отношениях она, как говорится, имеет бледный вид и макаронную походку.

Оказалось также, что умение пулять из орудий и РСЗО по заранее назначенным целям из глубины жилых кварталов, практически не рискуя получить полноценную сдачу, к военному искусству никакого отношения не имеет. И совсем не равнозначно истинно воинскому умению эффективно воевать в чистом поле. К чему, как стало ясно, украинская армия, как была не готова все эти восемь лет, так и осталась не готова от слова совсем.

Что и было в очередной раз доказано в ходе недавних попыток организовать некое подобие наступления на южном участке фронта, предпринятое настолько малыми и плохо подготовленными силами, что отразить его, используя подавляющее превосходство в огневых средствах, русской армии не составило ни малейшего труда. Достаточно сказать, что в этом потешном «наступлении» Украину «представляло» аж двадцать танков и БМП. То есть меньше одного батальона.

А где остальные бронесилы спросите вы? Да всё там же – разбросаны по всей Украине, засели безвылазно в городах, где от них нет практически никакой пользы. Потому что еще со Второй мировой хорошо известно: танк в условиях городских боев – это скорее мишень, чем боевая сила.

Тем не менее, укроармия загнала свои танки именно в города, причем мелкими порциями, даже не попытавшись свести их в ударные кулаки и организовать боевое применение крупных масс бронетехники, когда они еще были, согласно правилам военной науки.
В итоге эта главная ударная сила сухопутных войск постепенно превращается в дырявый металлолом, а Зеленский, который в этом ровно ничего не смыслит, продолжает клянчить у Запада новые танки, которые он точно так же бездарно угробит, как и предыдущие.

Однако это еще не все, что следует понимать в нынешней украинской армии. Проблема которой не только и не столько в танках и прочих бронеповозках, сколько в самих людях. Киевские сатрапы, непрерывно хвастая миллионами живой силы, которую они, дескать, могут легко поставить под ружье, просто обычные горлопаны, которые в ни в чем не разбираются, кроме самого вульгарного пиара. Но их беда состоит в том, что войну одним пиаром выиграть невозможно.

А люди в своей массе категорически не понимают: за что именно их посылают умирать? Если за Зеленского и его банду, то это просто смешно, потому что она никому и даром не нужна. Если за Украину, так она и так уже угроблена её непутевыми правителями за последние тридцать лет явно незадавшейся «незалежности». Если за Крым, так россияне и так пускали украинцев туда отдыхать без всяких ограничений. Буквально миллионами.

Ну, не воюют же они, в самом деле, за право жить без российских энергоносителей или за невозможность продавать свои товары на российском рынке?! Если же за Америку и «цэевропу», то вряд ли какой-нибудь вменяемый житель Украины готов лечь костьми за интересы тамошних толстосумов и за свое право до конца жизни собирать окурки на польских газонах.

Есть, правда, сравнительно небольшой контингент неплохо устроившихся при этом режиме персонажей, ставших в нем всякими начальниками и депутатами, а заодно и хозяевами разных прибыльных местечек. Но как раз эти и есть самые плохие вояки, ибо «наступают» они, как правило, в сторону прямо противоположную фронту. Общий вывод из этого сумрачного состояния славянского гения таков: на Украине не было и нет достаточно мотивированной массовой армии, способной воевать так, как это положено на войне.

Именно поэтому они, кстати, всем миром кинулись в свое время строить железобетонные укрепрайоны по всей Украине. Причем даже несмотря на то, что киевская власть на всех углах трубила о подготовке к наступательной войне за освобождение «оккупированных территорий». Не знаете, зачем готовящейся наступать армии заливать себя сотнями тысяч тонн железобетона? Вот и я не знаю. Во всяком случае, действительно агрессивно настроенная армия – германский вермахт – накануне 22 июня 1941 года такой фигней точно не занимался.

Все дело в том, что эти бетонированные бункеры стали в массовом сознании своего рода символом правильной украинской войны – ведь там можно отсидеться до лучших времен и, если повезет, даже выжить. Эти казематы идеально подходили для таких специфических вояк. Многие из них до сих пор сидят в этих каменных норах и выползают оттуда всего на пару минут, чтобы запустить очередные ракеты в сторону Донецка.

Но вот какая заковыка – так войны не выигрывают. По большому счету, это с их стороны вообще не война, а такое себе отбывание номера. Именно поэтому за все восемь лет этой тягомотины они так и не сподобились организовать мало-мальски приличное наступление, требовавшее, как минимум, выхода их этих укрытий и активных действий в чистом поле перед лицом врага. А все попытки такого рода неизменно проваливались и заканчивались очередным «избиением младенцев». Для того, чтобы воевать по-другому, нужно иметь за что воевать. Но именно с этим у так называемого «украинского войска» самая большая проблема. И не только сейчас, но и вообще.

И не надо ссылаться на то, что они, дескать, по сути и по крови, те же русские и, значит, могут быть хорошими солдатами. Это здесь не работает. Мочь-то они могут, да только не в формате лежащей под Америкой изнасилованной Украины.

Русский солдат, причем русский в широком смысле, независимо от этнического происхождения, хорошо дерется тогда, когда он сражается за Россию. А когда его гонят умирать за интересы Америки, а они там не дураки и прекрасно понимают, что к чему, тогда он вовсе не солдат, а обыкновенное, пардон, говно. Как в переносном, так и в прямом смысле слова. Потому что редкий из них не наложил в штаны при звуке подлетающего снаряда российского «Солнцепека».

«Вашингтон пост» об этом никогда не напишет. Просто потому, что американский менталитет такое точно не осилит. Но мы это знаем точно. Потому что они, на той стороне линии фронта, тоже русские, а с русскими иначе не бывает. Мы можем хорошо воевать и одерживать славные победы, только находясь на правильной, светлой стороне силы.